Историографический призрак Украинской дивизии : К вопросу о российско-украинских отношениях в 1706-1708 годах [2013]

of 10
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
Information Report
Category:

Industry

Published:

Views: 8 | Pages: 10

Extension: PDF | Download: 0

Share
Description
Историографический призрак "Украинской дивизии": К вопросу о российско-украинских отношениях в 1706-1708 годах [2013]
Transcript
  41© 2013 г. М. А. КИСЕЛЕВ, Я.А. ЛАЗАРЕВ ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ПРИЗРАК «УКРАИНСКОЙ ДИВИЗИИ»:К ВОПРОСУ О РОССИЙСКО-УКРАИНСКИХ ОТНОШЕНИЯХВ 1706–1708 ГОДАХ Концепт «Украинской дивизии» был создан в XIX в. историками Слободской Украи-ны, использовался только для описания ситуации на Слободской Украине и исходилиз реалий второй половины XVIII в. Источники первой половины столетия не упо-минают о существовании «Украинской дивизии». В качестве возможного прототипаэтой дивизии для историков Слободской Украины мог служить Украинский корпус.Однако он был создан уже после измены гетмана И.С. Мазепы и за некоторым ис-ключением не включал в свой состав полков Гетманщины.The concept of the «Ukrainian Division» was created in the nineteenth century by historiansof the so called Sloboda Ukraine. This concept was used only to describe the situation inthe Sloboda Ukraine and based on the realities of the second half of the eighteenth century.Sources from the first half of this century say nothing about this military unit. One might presume that historians in the Sloboda Ukraine confused it with the so called UkrainianCorps, but it was formed after the treachery of Mazepa and, with few exceptions, did notinclude regiments from the Hetmanate.  Ключевые слова : история Украины, Украинское гетманство, И.С. Мазепа, реформыПетра I. В письме 2011 г. в редакцию журнала «Славяноведение» [1] известный биографгетмана И.С. Мазепы Т.Г. Таирова-Яковлева сделала ряд критических замечаний вадрес современных российских и украинских историков, затрагивавших отноше-ния Гетманской Украины и Российского государства. Она считает, что напряжен-ный фон российско-украинских отношений – особенно в рамках празднованияюбилеев Полтавского и Конотопского сражений – накладывает «ответственностьна историков за соблюдение профессиональной этики и деполитизацию истории».Однако, этот процесс, по мнению автора, осложняют два фактора: когда «судитьоб исторических событиях […] позволяют себе люди, не имеющие историческогообразования» и когда «профессиональные историки скатываются в болото по-пулистских лозунгов» [1. С. 116]. Далее исследователь констатировалa, что «изодного издания в другое продолжают кочевать избитые штампы и фактическиеошибки». Таирова-Яковлева подвергла критике ряд российских и украинскихисследователей – В.А. Артамонова, Г.А. Санина, А.В. Малова, И.Б. Бабулина,Ю.А. Мыцыка, А.Г. Сокирко. Особо стоит отметить замечания в адрес Малова иБабулина. Первому было поставлено в вину то, что в комментарии к одной из ста- Киселев Михаил Александрович – канд. ист. наук, научный сотрудник Института истории иархеологии УрО РАН.Лазарев Яков Анатольевич – аспирант Уральского федерального университета. Славяноведение, № 2  42 тей Таировой-Яковлевой [2] историк «затрагивает сферу, которая находится оченьдалеко от его профессиональных интересов». В отношении И.Б. Бабулина иссле-довательница прямо заявила, что историк «не знаком с историографией вопроса(по проблемам развития Гетманщины в середине XVII в. –  М.К., Я.Л  .)». В концеписьма Таирова-Яковлева призвала своих коллег оставить «политику политикам,популизм – журналистам, а историческую науку – историкам» [1. С. 117].В том же 2011 г. Т.Г. Таирова-Яковлева издала довольно объемную монографию«Иван Мазепа и Российская империя» [3]. Учитывая провозглашенные в упомя-нутом письме принципы, можно было предположить, что данная работа должнабыла явить образец академичности и беспристрастности, а также продемонст- рировать высокий уровень анализа источников и историографии. Однако, дажебеглое ознакомление с текстом монографии позволяет усомниться в следованииавтором помянутым принципам.Т.Г. Таирова-Яковлева явно предвзято подошла к оценке ближайшего окруженияПетра I. Например, указывая на «факт» назначения в 1708 г. гвардейского майораВ.В. Долгорукова, зачисленного ею в состав «новой волны» в окружении Петра I,«на Украине командиром», она без каких-либо ссылок на источники сразу же об-наруживает у него корыстные мотивы, которым мешала «автономия Украинскогогетманства»: «Для них (“новой волны”. –   Я.Л., М.К  .) богатые украинские земли игорода были заманчивой перспективой для личного обогащения» [3. С. 330].В другом месте историк акцентировала внимание на следующих «реалиях»первой половины XVIII в.: «Факт малоизвестный, но почти все ближайшие сорат-ники Петра (включая Меншикова) закончили свою жизнь либо в ссылке, либо наплахе […] Одним из таких был […] П.П. Шафиров» [3. С. 286]. Всю ошибочностьэтой фразы можно понять, если обратиться к известному исследованию Д.О. Се- рова, посвященному персональному составу государственного аппарата Россиипервой четверти XVIII в. Если бы Т.Г. Таирова-Яковлева обратилась к этому науч-ному труду, то обнаружила, что П.П. Шафиров, хотя и побывал в ссылке, окончилсвою жизнь не на плахе, не в ссылке, а на посту президента Коммерц-коллегии[4. С. 80,103]. Конечно, Таирова-Яковлева указала на судьбы А.Д. Меншикова иП.А. Толстого. Однако, их звезды закатились в результате придворной борьбы, ане из-за их «криминальной» деятельности. В тоже время вне поля зрения историкаостались личности тех, кто был близок к Петру I, внес заметный вклад в осуще-ствление его реформ и не «закончил свою жизнь либо в ссылке, либо на плахе».К их числу можно отнести генерал-фельдцейхмейстера Я.В. Брюса, генерал-про-курора П.И. Ягужинского, канцлера Г.И. Головкина, генерал-майора В.И. де Ген-нина, президента Камер-коллегии Г.И. Кошелева, сенатора и президента Штатс-контор-коллегии И.А. Мусина-Пушкина, сенатора и президента Юстиц-коллегииА.А. Матвеева и др.В концептуальном плане особое место в книге Т.Г. Таировой-Яковлевой зани-мает глава «Реформы 1707 г.», в которой раскрывается основной конфликт гетманаИ. Мазепы и «Российского государства». В начале главы Таирова-Яковлева ставитвопрос о взаимосвязи «“притеснений” со стороны российских властей при Мазе-пе» и петровских реформ 1720-х годов [3. С. 316]. При этом постановка вопросау историка сопровождается некоторыми странными ошибками и нестыковками.В частности, она пишет о реформах, которые были предприняты Петром «сразупо окончании Северной войны, при верном и послушном гетмане И. Скоропад-ском». При этом «речь идет о введении резидентов (т.е. фактических наблюдате-лей) при гетмане, учреждении Малороссийской коллегии, по сути заменившейгетманскую администрацию, введении должности бригадира, новой системы на-логов и, наконец, запрете избирать нового гетмана после смерти Скоропадского»[3. С. 316–317]. Даже если мы опустим вопрос о степени «верности» Скоропад-ского и доверия ему Петра, возникает следующая проблема: Северная война завер-  43 шилась в 1721 г., а институт резидентов был введен в 1709 г. [5. С. 228–238; 6.Т. IX. Вып. I. С. 313–314.] Возникает также вопрос: что представляла собой введен-ная, согласно Таировой-Яковлевой, должность «бригадира»? Конечно, исследова-телям XVIII в. хорошо известен чин   бригадира. По петровской «Табели о рангах»от 24 января 1722 г. бригадир относился к V классу [7. С. 56]. С.Л. Вельяминов,который в 1722 г. имел военный чин бригадира, при создании Малороссийскойколлегии по указу от 16 мая 1722 г. был назначен на должность президента этойколлегии. Указание Т.Г. Таировой-Яковлевой на введение «должности бригадира»свидетельствует, что историк слабо представляет разницу между чином и долж-ностью . И это не единственная подобная ошибка в монографии. Например, обер-инспектор Ратуши А.А. Курбатов был превращен в «обер-прокурора» [3. С. 285],а киевский воевода Д.М. Голицын в 1707 г. «стал» губернатором [3. С. 327].Таким образом, указанные примеры, которых можно было привести и больше,заставляют усомниться в точности и объективности изложенного Т.Г. Таировой- Яковлевой материала. Более того, это подталкивает к определенной перепроверкесведений, приводимых историком, что, в свою очередь, может привести к неожи-данным выводам.В главе «Реформы 1707 года» Т.Г. Таирова-Яковлева упоминает о назначенииПетром I гвардии майора В.В. Долгорукова на «Украину» в качестве некоего во-енного «командира», что было, по ее мнению, «показательным фактом» вмеша-тельства российской администрации во внутренние дела Гетманщины. Историкпишет: «Не менее показательным является и факт назначения Петром майораПреображенского полка В.В. Долгорукого в мае 1708 года “быть со всеми москви-чи, с столники, с стряпчими, з дворяны, и с царедворцы, и со всеми городовымии всяких чинов ратными людми, и с конными драгунскими, и с пешими салдац-кими, и з слободскими черкасскими, и с кумпанейными полками, и гетманскимимногими региментами на Украине командиром”» [3. С. 329–330]. При этом Таиро-ва-Яковлева к этой цитате о назначении Долгорукова «командиром» не дает ника-ких комментариев. В результате у читателя складывается впечатление, что некийгвардейский майор (даже не полковник или генерал) оказался командующим надвсеми войсками на Украине, включая и войска Гетманской Украины.Действительно, 12 апреля 1708 г. (а не в мае, как пишет Т.Г. Таирова-Яковле-ва) майору В.В. Долгорукову было дано от Петра I приказание отправиться «наУкраину, где обретаетца Бахметев» [8. С. 193]. Стольник С.П. Бахметев в конце1707 г. был направлен из Москвы с отрядом в 300 человек для борьбы с восста-нием К. Булавина. Помогать стольнику «чинить над теми ворами» должны былиполковник Острогожского полка (Слободская Украина) Иван Тевяшов с «полкуево с старшинами и с казаками» и «с Воронежа от адмиральтейских дел» полупол-ковник Рыкман «с пехотным полком» [8. С. 153]. В связи с этим Бахметеву следо-вало «идти […] в Острогожской или на Воронеж. А ис тех мест в те места, где теворы явятца, и над ними чинить промысл и переловить» [8. С. 154]. Уже в марте1708 г. Бахметев должен был передислоцироваться «из Острогожска в Танбов»[8. С. 173]. Таким образом, в апреле 1708 г. Долгоруков был отправлен командо-вать войсками не на Гетманской Украине, а на Слободской.Накануне назначения В.В. Долгорукова 6 апреля 1708 г. П.П. Шафиров изПосольского приказа сообщал Войску Донскому, что против «вора Булавина»из Москвы посылается «многое число ратных людей, конных и пеших. Також ииз воинского походу из Литвы в помощь к ним посланы несколько драгунскихполков, которые за излишком были». Кроме того, «против них же велено иттитьз Белгороцким Розрядом и с слобоцкими полками ближнему нашему стольни-ку и воеводе князю Дмитрею Михайловичу Голицыну с товарыщи, которомув случение велено послать и подданному нашему гетману Ивану СтепановичуМазепе несколько компанейских своих полков» [8. С. 181]. Нарисованная вну-  44 шительная картина похода против восставших должна была укрепить боевой духостававшихся верных Петру донских казаков, а также устрашить восставших.В реальности правительственные силы выглядели менее внушительно. Долго- руков, кроме отряда С.П. Бахметева, должен был получить под свою команду400 драгун «с Воронежа», драгунский и пехотный полки «с Москвы», «Шид-ловского со всею брегадою, также из Ахтырского и Сумскова полков. К тому ждворянам и цередворцам всем и протчих, сколько возможно сыскать на Москвеконных» [8. С. 193].Для борьбы с К. Булавиным Петр I собирал все наличные силы. В связи с этим12 апреля 1708 г. царь отправил два письма в «Малую Россию». Первое предназна-чалось киевскому воеводе Д.М. Голицыну, в котором сообщалось, что «получилимы ныне ведомости, что вор Булавин явился на Украине около Танбова […] Того ради отправили господина маеора Долгоруково с несколкими полками». Петр Iуказывал Голицыну: «И ты от себя в прибавку из Ахтырского и Сумского полковпо половине з добрым камандиром. И вели тому командиру быть у него, госпо-дина маеора, под кумандою» [6. T. VII. Вып. I. С. 132]. Схожее послание былонаправлено и гетману И.С. Мазепе: «Вор Булавин явился около Танбова и ужемногой убыток воровством своим учинил, того ради изволте нарядить и послатьтуды на Украину ис своих войск человек с тысячю, которыех вернее, придав к нимдоброво командира. И прикажи оному, чтоб он был послушен господину маеоруДолгорукому, которой туды от нас отправлен с полками» [6. T. VII. Вып. I. С. 134].Таким образом, самое большее, на что мог рассчитывать Долгоруков со стороныгетмана Мазепы, было получение под свою команду тысячи человек. Показателенв связи с этим ответ Мазепы Петру. В письме от 1 мая того же года он сообщал, что«еще прежде получения […] указу, як скоро проведал я о бунтовщику Булавину,[...] того ж часу, по должности уряду моего […] для промыслу над ним ординовалтуда полк Полтавской и полк компании». Мазепа приказал полковникам «з полка-ми их ити до Белагорода в совокупление» с российскими отрядами и «по советуи приказу коммендиера тамошнего воинский о поиску того бунтовщика чинитипромысл». В связи с этим Мазепа отписал царю, что он отправил «ординанс»компанейскому и полтавскому полковникам, «чтобы там, повинаяся в всем […]господину майору, по приказу и совету его верно […] чинили над Булавином про-мысл» [6. T. VII. Вып. I. С. 572–573]. Таким образом, в распоряжении гвардейско-го майора В.В. Долгорукова должно было оказаться довольно пестрое воинство,включавшее в том числе два слободских полка в половинном составе из ведомствакиевского воеводы и два «малороссийских» полка из ведомства гетмана, которыек этому времени и так были отправлены на подавление восстания.12 мая 1708 г. В.В. Долгоруков прибыл в Воронеж. Будучи там, помимо воен-ных приготовлений, он отправил «на Дон, в Черкаской и на Хапер во все городки,к атаманам и к казакам увещательные писма» [6. T. VII. Вып. II. С. 679]. Собст-венно, Т.Г. Таирова-Яковлева и привела цитату из такого «увещательного писма»,в котором Долгоруков «объявлял» донским казакам, что ему «велено […] бытьсо всеми москвичи, с столники, с стряпчими, з дворяны, и с царедворцы, и совсеми городовыми и всяких чинов ратными людми, и с конными драгунскими, и спешими салдацкими, и з слободскими черкасскими, и с кумпанейными полками,и гетманскими многими региментами на Украине командиром» [6. T. VII. Вып. II.С. 681] 1 . Данная фраза, равно как и грамота из Посольского приказа от 6 апреля1708 г., была частью правительственной агитации, направленной на то, чтобыиспугать и впечатлить донских казаков. Стоит отметить, что агитация имела опре-деленный успех. Среди донских казаков стали распространяться слухи о большихправительственных силах. 2 июня 1708 г. Долгоруков сообщал из Острогожска 1 У Т.Г. Таировой-Яковлевой ссылка ошибочно дана на V том [3. С. 463].  45 Петру I об успехе «увещательных писем»: «И сказывал мне черкашенин, что ка-заки зело опасаютца нашего приходу и не смели того моего письма роспечаты-вать (с которого я послал до вашего величества копию), а хотели послать прямов Черкаской, и спрашивали его, где я и много ль со мною полков. И он им сказал,что пришел я в Острогожск и ратных людей со мною много и еще де ис Москвыидут. И потом учинили они круг и советовали, и то письмо распечатали и прочли,и прочет то письмо зело стали быть радостны и взяли священника и служилимолебен и говорили, чтоб им быть вашему величеству в верности непоколебимо.И то письмо послали того часу по всем городкам и до Черкаского. А у себя оста-вили список» [8. С. 254]. Похоже, что агитация Долгорукова смогла повлиять нетолько на донских казаков, но и на некоторых историков.Таким образом, если мы выйдем за пределы взятой Т.Г. Таировой-Яковлевойвне контекста цитаты, то окажется, что «украинское» назначение В.В. Долгору-кова не имело никакого касательства к петровским «реформам» Гетманщины,а относилось к одному из эпизодов борьбы с восстанием К. Булавина.Очевидно, что Т.Г. Таирова-Яковлева не догадывалась об агитационном харак-тере цитаты из «Писем и бумаг» и воспринимала ее как реальный указ Петра I.Однако, если исходить с позиции реальности этого «указа», то при прочтенииглавы «Реформы 1707 года» из упомянутой монографии Таировой-Яковлевойможет возникнуть ощущение некоторой недосказанности: с одной стороны, этот«указ» предполагал радикальную реформу гетманского войска, с другой стороны,исследовательница больше ничего не пишет ни о последствиях «указа», ни о его реализации и не дает никаких комментариев. Скорее всего, она взяла данную ци-тату уже в готовом виде из работ современных украинских историков, которые ейдолжны быть хорошо известны 2 .В современной украинской историографии данная цитата о «командирстве»В.В. Долгорукова активно связывается с таким феноменом, как «Украинскаядивизия», которая рассматривается как особое воинское формирование, пред-ставлявшее угрозу традиционному военному устройству Гетманской Украины.По мнению украинских историков (А.Г. Сокирко, Т.В. Чухлиб) [9–12], «Украин-ская дивизия» была создана в 1706 г. Собственно, в качестве единственного до-кументального свидетельства ее «существования» и используется разобраннаяцитата из агитационного письма об якобы огромном войске под командованиемВ.В. Долгорукова. Что же касается года возникновения «Украинской дивизии», тоукраинские историки ссылаются на работу Е.М. Апанович 1969 г., посвященнуювооруженным силам Украины первой половины XVIII в. [13].В данной монографии историк указала на некий царский указ 1706 г., которыйзакрепил «самодержавно-бюрократическую систему военного руководства наУкраине». Согласно этому указу «была сформирована Украинская дивизия, кудавошли все казацкие полки Левобережной и Слободской Украины». Командованиенад ней «возлагалось на генералов царской армии». В результате этого «усили-лась зависимость гетманского правительства от царского, а казацкое войско пе- реходило в непосредственную компетенцию царского командования» [13. С. 11].Важно отметить, что этот указ приводился без каких-либо ссылок на источникиили даже исследования. Однако, далее в тексте Е.М. Апанович упоминала, что«с 1700 г. слободские полковники были переданы в подчинение бригадиру, кото- рый подчинялся царскому генералу – командиру Украинской дивизии» [13. С. 13].При этом историк ссылалась на работу Е.А. Альбовского по истории Харьковско-го слободского полка [14].Если мы обратимся к исследованию Е.А. Альбовского, вышедшего в 1895 г., топрочитаем следующее. «В пределах слободских полков в 1709 г. была располо- 2 Например, она ссылалась на [9].
Recommended
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks
SAVE OUR EARTH

We need your sign to support Project to invent "SMART AND CONTROLLABLE REFLECTIVE BALLOONS" to cover the Sun and Save Our Earth.

More details...

Sign Now!

We are very appreciated for your Prompt Action!

x