Петров А. В. К вопросу о характере и итогах социально-политического развития Великого Новгорода в XI–XV веках // Новгородика — 2008. Вечев

of 20
All materials on our website are shared by users. If you have any questions about copyright issues, please report us to resolve them. We are always happy to assist you.
Information Report
Category:

Devices & Hardware

Published:

Views: 24 | Pages: 20

Extension: PDF | Download: 0

Share
Description
Петров А. В. К вопросу о характере и итогах социально-политического развития Великого Новгорода в XI–XV веках // Новгородика — 2008. Вечевая республика в истории России. Великий Новгород, 2009. –371 с. 1,25 п.л. (С. 11–29)
Tags
Transcript
   Ал. В. Петров, д.и.н. (СПбГУ) К вопросу о характере и итогахсоциально-политического развитияВеликого Новгорода в XI–XV вв. Согласно наиболее распространённой в науке точке зрения, Новгородская республика олицетворяла более архаичный этап государственного строительст-ва, чем московско-владимирская монархия, поскольку политическая централи-зация Руси XIV–XV вв. была объективно обусловлена прежде всего факторамивнутреннего социально-экономического развития.А коль так, то к чему напрасные вздохи по новгородской «вольности»? Иперо выдающегося нашего исследователя и вдохновенного мастера историче-ского рассказа в данном случае бесстрастно констатирует: «Упрямая старухаМарфа Борецкая, стремившаяся передать Новгород под власть Литвы, мало по-хожа на романтическую героиню Карамзина». 1  Предполагается, что в вечевом Новгороде, — чем ближе к концу его не-зависимой истории, тем всё более, — разрастались разъедавшие государствен-ный порядок общественные противоречия, и исчерпывались возможности по-литического развития на основе вечевого народоправства.Данному мнению может быть противопоставлена другая концепция. Онаорганично вписывается в смысловой контекст настоящего симпозиума, связан-ного, по замыслу его устроителей, с   530-летней годовщиной вхождения Новго- рода и Новгородской земли в состав Московского государства и нацеливающе-го, таким образом, на обсуждение вклада Великого Новгорода в русскую исто- рию. Решение этой задачи не может ограничиться разговором об обусловленно-сти московской политики и московских военных побед в деле созидания еди-ной национальной державы. Я не буду сейчас подробно излагать содержание своих исследований, ко-торые имел возможность опубликовать. Но важнейшие, на мой взгляд, выводына этой конференции хотелось бы обозначить.Начну с историографических замечаний.  2 Ни в историографическом, ни в собственно историческом анализе никакне обойтись без чёткого осознания особого значения научной преемственности.Можно сказать, что само существование науки проявляется в традиции,ибо «трансляция, передача — неотторжимый предикат существования; еслиугодно, существование есть трансляция. Транслируется всё — всё сущее, отлептонов в космических лучах до нежных чувств, продовольственных товаров,великих идей и духовных ценностей. Что не транслируется — не сохраняется,исчезает; всё же, что сохраняется, имеет свой способ транслировать себя илибыть транслируемым, и может быть вполне охарактеризовано этим своим спо-собом». 2   Основное правило и одновременно важнейшее условие овладения научнойтрадицией состоит в её восприятии как целого  , в полном её объёме. По известному определению Томаса Стернза Элиота (относящемуся пре-жде всего к миру искусства, но вполне применимому и в области науки), следо-вать традиции в творчестве — это не значит слепо и робко цепляться за нее.Следовать традиции — это значит овладеть всей историей, начиная с Гомера икончая современностью, и определить в этой истории своё место. Овладеватьтрадицией — значит внутренне проникнуться не только прошлым, но и на-стоящим и в известном смысле синхронизировать их в своём сознании, чувст-вах. Чтобы опереться на традицию, надо много потрудиться. 3 Говоря о поэзии,Т. С. Элиот со свойственной ему глубиной мысли заметил, что «самое индиви-дуальное» в авторском произведении «открывается там, где всего более непо-средственно сказывается бессмертие поэтов давнего времени, литературныхпредков автора ... Если бы единственной формой традиции, этого движения поцепочке, было следование по стопам поколения, непосредственно нам предше-ствовавшего, и слепая, робкая приверженность к им достигнутому, такой «тра-диции», вне сомнения, нужно было бы противодействовать. Немало перевидалимы этих мелких потоков, чей след быстро теряется в песке; новизна лучше под- ражания. Но традиция — понятие гораздо более широкое. Ее нельзя унаследо-  3 вать, и, если она вам нужна, обрести ее можно лишь путем серьезных усилий.Она прежде всего предполагает чувство истории…» 4  И уж ежели это чувство так необходимо художнику, ученому- историку ,оно надобно, во всяком случае, не в меньшей мере. У каждого историка-исследователя — своё представление о путях, формах и результатах прираще-ния знаний в интересующей данного специалиста области и, соответственно,своё видение отправного пункта и задач собственного труда.Поэтому особенно важно корректно определять сущность и место в нау-ке той или иной исследовательской традиции.В современной исторической литературе выделение направлений в исто- риографии иногда подчиняется определённым конъюнктурным соображениям.В некоторых оценках присутствует либо апологетический, либо, напротив, «ра-зоблачительный» пафос. В свою очередь выделение историографических на-правлений нередко бывает лишено масштабного видения процесса накопленияисторических знаний. О фундаментальных научных традициях, которым неко-гда на законных основаниях принадлежал «центр исследовательского поля» визучении русского средневековья, могут писать как о начавшихся сравнительнонедавно, основанных в виде искусственной «альтернативы», или как о находя-щихся чуть ли не на обочине исторической науки. Традиция изучения вечевого народовластия, городов-земель, общиннойсамодеятельности Древней Руси, «земского начала» русского средневековьявозникла в отечественной историографии ещё в XIX в. Развивавшие в разноевремя данную традицию историки были едины в ряде важных концептуальныхположений. Достаточно сказать, что политический строй древней Киево-Новгородской Руси с близких позиций оценивали: В. И. Сергеевич,М. Ф. Владимирский-Буданов, М. А. Дьяконов, А. Е. Пресняков,Г. В. Вернадский 5 (перечень далеко неполон), а из современных ученых — И. Я. Фроянов, 6 А. Ю. Дворниченко, Ю. В. Кривошеев, Ваш покорный слуга,А. В. Майоров, И. Б. Михайлова, В. В. Пузанов, В. В. Долгов другие специали-сты.  4 Надлежит отдельно подчеркнуть, что в области изучения древненовго- родского вечевого народоправства важнейшее значения для науки имеют суж-дения Сергея Федоровича Платонова , находящиеся в несомненном консонансес выводами указанных выше учёных.Вообще говоря, многие черты устройства древнерусского веча в силу со-стояния источников восстанавливаются именно по новгородским материалам.Наблюдения за тем, как возникали и протекали на берегах Волхова меж-доусобия, позволяют вскрыть многие черты данного института, механику егодеятельности. Проанализированный мною летописный материал ведет к выво-дам, в какой-то мере созвучным наблюдениям, изложенным в двух лекцияхС. Ф. Платонова, ныне незаслуженно забытых.   В моменты наивысшего обострения внутригородской обстановки в сере-дине и второй половине XII в. Новгород делился «не на случайные толпы вра-ждебных лиц, а на определенные организации или корпорации, из которых сла-гался город в целом или его отдельные концы». 7 Как подчеркнул ещеА. Д. Градовский, «вече соответствует не личной свободе, а общинному быту.Поэтому оно было выражением не личной, а общественной свободы, было пра-вом не каждого лица, а целой общины». 8 В конечном итоге, общегородское ве-че в Волховской столице — это совещание сторон или развившихся вследствиеих трансформации кончанских общин, руководимых местными боярами, и от-дельное лицо, каким бы знатным оно не являлось, «поглощено той средой, ккоторой принадлежит, тем общественным союзом, который определяет поло-жение его в городе. Ссорятся не лица, а эти союзы, — и на вече идут не лица, асоюзы; голосуют там не лица, а союзы». Вече «слагается не из отдельных лиц,а представляет собою сумму организаций, составляющих    политическую об-щину “Великий Новгород” (своего рода “союзное государство ”)». 9   Когда воз-никали разногласия,   вече «…делилось на концы. Междоусобия Новгорода от-крывают нам его внутреннюю организацию». 10   В этой связи напомню давно доказанные положения. Ходить на вече необязанность, а право. «Собрание всех наличных граждан главного города… не  5 необходимо. Сходятся вовсе не все, а желающие, и переклички не делают». Ве-че «считалось состоявшимся при всяком наличном числе, достаточно много-численном, чтобы настоять на осуществлении своего решения». 11 Решение жемогло быть принято только единогласно , «т.к. невозможно было провести вжизнь решение большинства против сильного и упорного меньшинства». Но «идля современника невозможно было отличить единогласное мнение от мненияподавляющего большинства в народной толпе. Присутствующих поименно непереписывали и голосов не считали. Если предложенное решение одобрялосьмногими и не было возражающих, то это принималось как согласное мнениевсех. Немногие несогласные не решались выступить против решительногобольшинства, а последнее считало себя вправе принудить отдельных присоеди-ниться к принятому решению». 12   Какой конец в большем числе явится на вечевую площадь, тот может иперекричать других жителей Новгорода, и решение будет принято в его духе.Если же перекричать сразу не удастся и голоса кончанских организаций проти-воречат друг другу, то «начинается борьба составных частей сложного полити-ческого тела», 13 которая разгорается тем ожесточенней, чем большую важностьпредставляет предмет разногласий.   Какова судьба исследовательской традиции, о которой идёт речь, в самом   новейшем историографическом контексте?Во-первых, в последние два десятилетия продолжились древнерусскиеисследования И. Я. Фроянова. 14 Во-вторых, появилась серия монографий, весь- ма разных , но несомненно характеризующихся определенной концептуальнойобщностью. 15 В 1970–1980-е гг. восстановление «связи времён» в исследовани-ях русского средневековья осуществлялось в рамках марксистской методологи-ческой парадигмы. Когда И. Я. Фроянова в советское время пытались обвинятьв отходе от теоретических принципов марксизма — это был не более, чем не-чистый на руку полемический приём, воплощавший нелучшие черты советскойэпохи. Не формальные ссылки на «классиков», но реальная координация своихвыводов с их высказываниями характеризовала работы названного историка,
Recommended
View more...
We Need Your Support
Thank you for visiting our website and your interest in our free products and services. We are nonprofit website to share and download documents. To the running of this website, we need your help to support us.

Thanks to everyone for your continued support.

No, Thanks
SAVE OUR EARTH

We need your sign to support Project to invent "SMART AND CONTROLLABLE REFLECTIVE BALLOONS" to cover the Sun and Save Our Earth.

More details...

Sign Now!

We are very appreciated for your Prompt Action!

x